logotype

Адаптация фильмов: процесс в деталях

Адаптация фильмов: процесс в деталях

Задумывались ли вы, сидя в кинотеатре, через что пришлось пройти тексту, который вы сейчас слышите? А уж через что пришлось пройти тем, кто его писал... Впрочем, несмотря на всевозможные подводные камни, трудности и огромную ответственность, работа переводчика фильмов крайне интересна.

Мы расскажем вам обо всех аспектах этого ремесла, а также, почему мерило хорошего переводчика – далеко не идеальное знание языка.

Но погружаться слишком глубоко мы, все же, не будем: технических и не только нюансов у профессии хватит на целую научную работу. Создадим лишь общее представление о процессе и о бесчисленных препятствиях, стоящих между переводчиком и качественной локализацией.

Подготовительная стадия

Уже сейчас, когда работа еще даже не закипела, переводчикам начинают ставить палки в колеса. Первыми за это берутся маркетологи. Именно на их плечах в большинстве случаев лежат все некачественно и откровенно глупо переведенные названия. Поделать с ними, к сожалению, ничего нельзя, так что приходится лишь смириться.

Темпы работы бывают совершенно разными. Проекты уровня явно не мирового часто приходится адаптировать в спешке. На все – про все, от перевода и до озвучки могут дать лишь неделю. А учитывая, что в нормальных условиях между ними должна быть еще и куча правок, не удивительно, что случается много косяков.

Со студиями поразмашистее работать, конечно, проще. Требования у них жестче, но и со сроками они не жадничают. Некоторые высылают материал за несколько месяцев до премьеры, а особенно педантичные расщедриваются на целые полгода.

Материалы по фильму «Дэдпул», например, были высланы студии «Кубик в Кубе» за пять месяцев до премьеры. Во время работы возникало столько спорных моментов, что переводчикам, по их собственным словам, пришлось тратить не меньше 90% времени на обсуждения с создателями все новых и новых правок.

Исходные материалы

К слову, об исходниках: чтобы сделать действительно качественную адаптацию, нужно иметь на руках не только текст с расписанными поочередно репликами, но и сам видеоряд.

Отправлять свой фильм непонятным людям, которые его еще и в интернет слить могут? На это пойдет только безумец. Но еще безумнее будет тот, кто откажется от заграничной прибили, а потому над копией, которую все-таки высылают переводчикам, измываются так сильно, чтобы никто в здравом уме не захотел ее смотреть.

Для начала, фильм нарезают на тонкие ломтики: минут по 15-20, и на каждый устанавливают защиту от распространения.


После этого кусочки до самого предела сжимают. Теперь они пригодны лишь для того, чтобы разглядывать события, происходящие в кадре, но никак не для получения эстетического удовольствия.

Затем изображение либо полностью лишают цвета, либо оставляют лишь оттенки сепии. Ни крупица информации, которую зрителю не положено знать, дойти до него не должна!

Ну, а напоследок, как вишенку на торт, поверх видеоряда накладывают водную марку – полупрозрачную надпись на весь экран, окончательно пресекающую любое воровство.

Работать с таким источником, может, и не очень приятно, но качеству перевода это не вредит, а правообладатель может спать спокойно и не переживать за свою интеллектуальную собственность.

Вместе с обезображенной версией фильма переводчикам передают диалоговые листы. Это – по факту, сценарии, в котором расписана каждая реплика, чих и едва слышное кряхтение. Такая детальность крайне важна для наиболее точной передачи первоисточника, которой локализаторы, в конце концов, и добиваются.

Если студия крупная, то едва ли не каждая реплика сопровождается небольшим комментарием. Недопонимание между заказчиком и исполнителем – худшее, с чем только можно столкнуться при переводе, а потому избежать его – в интересах обеих сторон.

00:18:11,145 — You bastard!

Here: an insult. Means a person born of parents not married to each other; illegitimate

Особенно часто такие пометки встречаются под шутками, каламбурами и отсылками. Мало того, что их довольно трудно адаптировать, так их перед этим еще и нужно понять.

Без должного пояснения все может пойти наперекосяк, и вина эта будет лежать как на невнимательном заказчике, так и на безразличном переводчике.

Тайминги

После того, как переводчик ознакомился с материалом и убедился, что он ему целиком и полностью понятен, приходит пора проверки таймингов. Она может пролететь незаметно, а может растянуться на долгие и нудные рабочие дни. Зависит это, как всегда, от студии-заказчика.

Порядочные исходники уже укомплектованы таймингами каждой реплики и каждого чиха. Увидев такую красоту, остается лишь пожелать крепкого здоровья редактору, который сделал все за переводчика, и приступить к работе. Однако, если верить опыту, такое счастье приваливает редко: где-то таймингов нет, где-то не отмечен глубокий вздох, а где-то пропустили слова массовки. И все это переводчику, скрипя зубами, приходится отмечать самостоятельно.


Но бывают еще и особенные случаи. Для некоторых студий стандарты кинопроизводства, видимо, не писаны, так что они замечательно обходятся без таймингов вообще. Остается лишь надеяться, что под их котел в аду уже подкладывают раскаленные угли, и браться за муторную, неблагодарную работу.

Соблюдение мимики: Липсинг

Наконец переводчик приступает к тому, что выведено в название его профессии: к переводу. Но и тут все не так просто. В отличие от своих коллег, переводящих книги и статьи, локализатор фильмов должен заботится и о том, чтобы фразы совпадали с мимикой героев.

Невелика беда, если персонаж стоит вдалеке или, что еще лучше, повернут спиной. Тут реплику можно даже удлинит, хоть, конечно, и не вдвое.

А вот над фразами, сказанными крупным планом, придется попотеть. Расхождение с оригиналом даже в ничтожные пять процентов легко улавливаются нашим мозгом, который тут же подмечает халтуру.

Некоторые реплики переделываются по множеству раз, пока не будет достигнут не только лаконичный, не и совпадающий с оригиналом вариант.

К слову, если хотите определить профессионализм стоящего перед вами локализатора, обратите внимание на пометки в его тексте. Чем больше в нем отмечено придыханий, запинок и интонаций, тем лучше человек в своей работе. Особенно сильно это облегчает работу актерам, которым не приходится перезаписывать сотни дублей, гадая о нюансах своих реплик.

Шутки, отсылки и каламбуры

Настоящая головная боль начинается тогда, когда наиболее монотонные и простые участки текста остались позади и настала очередь шуток. Быть переводчиком комедийного произведения и вовсе не пожелаешь никому.

Некоторые шутки, впрочем, переводятся легко. Такое бывает, если они интернациональны, понятны всем и каждому. Но когда в бой вступают региональные отсылки и каламбуры, в лучшем случае просто непонятные, а в худшем – абсолютно неадаптируемые, переводчикам приходится расчехлять все свои запасы воображения.

Показательным является пример из фильма «Властелин колец: Братство кольца»


На своем дне рождения Бильбо Бэггинс приветствует всех собравшихся гостей, принадлежащих разным семьям:

My dear Bagginses and Boffins and my dear Tooks and Brandybucks, and Grubbs, Chubbs, Burrowses, Hornblowers, Bolgers, Bracegirdles, and Proudfoots’.

‘ProudFEET!’

Корни этого каламбура исходят из самой английской грамматики, в которой, как вы, наверняка, знаете, некоторые существительные предпочитают окончанию ‘s’ свою неправильную, не подчиняющуюся правилам форму.

‘Foot’ — ‘Feet’

В русском языке нет подобных правил, а потому шутку необходимо было изменить, оставив нетронутой при этом ее суть.

«Мои дорогие Бэггинсы и Боффины, Туки и Брендибаки, Граббы, Чаббы, Драгодуи, Болджеры, Брейсгерды и Большеруки.

«БольшеНОГИ!»

Была ли шутка передана верно? Да. Осталась ли она такой же смешной и остроумной? Определенно нет. Впрочем, взваливать на переводчиков за это вину мы бы не стали. Кто знает, в какой спешке им приходилось выдумывать эту замену?

А, если вам интересно, как можно было интереснее адаптировать этот каламбур, взгляните на один из любительских переводов:

«… и Шерстолапы.»

«ШерстоПАЛЫ!»

Отсылки тоже вызывают немало трудностей. Переводя их, приходится не только навскидку оценивать всестороннюю развитость обыкновенного зрителя, но и учитывать фундаментальное различие нашей и западной культуры.

Предположим, вам пришлось бы адаптировать следующую реплику:

«Ну ты крут! Хосе Кансеко тебе бы позавидовал.»

Кто такой Хосе Кансеко? Вы-то можете загуглить и узнать, что он – личность крайне одиозная и неоднозначная. Это придает реплике саркастичный, в какой-то степени даже издевательский характер. А откуда это знать зрителю?


Оставить все как есть – реплика несет не тот смысл. Заменить фразу – теряется тон сцены. Заменить имя – обессмысливается отсылка.

Решать, тем не менее, придется, и от такого, казалось бы, простого решения, может изменится восприятие зрителем целого фрагмента фильма, как в плохую, так и в хорошую сторону.

Ругательства и возрастные рейтинги

Вот мы и подошли к одному из наиболее спорных и, тем не менее, важных аспектов перевода фильмов – к ругательствам.

Начнем с того, что у нас в принципе не очень-то жалуют маты в фильмах – даже легкие. От того, посчитают ли соответствующие органы фильм слишком грубым (скорее всего, посчитают), зависит его возрастной рейтинг. А уж свою целевую аудиторию ни один правообладатель упустить ни за что не позволит.

Поэтому многие студии требуют сглаживать острые углы везде, где только можно, превращая «fuck!» в «твою мать!» или «черт!», даже если это расходится с тоном сцены или вовсе лишает ее смысла.

Но, если уж заказчик дал карт-бланш на ругательства, то переводить их – одно удовольствие. И дело даже не в том, что в английском языке их раз-два и обчелся, а в том, что практически каждому матерному слову легко подбирается идеальный эквивалент.


По-настоящему мастерскую работу над ругательствами вы можете оценить, посмотрев фильм «Кровь и бетон» в озвучке Андрея Гаврилова. Хотя, нужно ли? Найдется ли кто-то, кто еще не видел ставшей у нас особенно культовой сцены?

Контекст и его нехватка

Полагаться исключительно на свои собственные знания и предположения переводчику строго противопоказано. Порой необходимо признать не безграничность своих знаний и обратиться за консультацией.

К примеру, если речь в фильме заходит о финансовых манипуляциях, имеет смысл обсудить спорный фрагмент с тем человеком, который действительно разбирается в теме, вместо того, чтобы писать в переводе чушь, но зато свою – родную.

Поскольку последнее чревато не только позором, но и потерей репутации, профессиональные переводчики стараются находить толковых экспертов. А если обладаешь достаточным количеством связей консультант и вовсе обойдется тебе бесплатно.

Иногда, однако, контекст не дано знать никому, кроме самой съемочной команды, что может привести к немаленьким конфузам.

Такое случилось при адаптации первого фильма трилогии «Назад в будущее», где Доку Позарез были нужны «1,21 джигаватта энергии». Не переживайте, вы все верно прочитали – именно джигаватта.

Дело в том, что Роберт Земекис, посещая лекции по физике, чтобы набраться знаний для написания научно-фантастического фильма, неправильно запомнил название именно этой величины. Исправлять ошибку он, впрочем, не стал. Была ли причиной гордость или то, что забавное словечко так хорошо вписалось в антураж поехавшего ученого – загадка, но по шее от русскоязычной аудитории, не сделав ничего плохого, получили все равно переводчики.

Правки и работа с заказчиком

Перед тем, как дело дойдет до правок, текст обязательно попадает в руки редактора. Он – внутренний голос переводчика, который позволяет трезво взглянуть на все косяки и недоработки. 

Порой правки, вносимые на этом этапе настолько очевидны, что их предложил бы сделать даже школьник, но иногда, погружаясь в работу с головой, мы упускаем даже самые дурацкие ошибки из виду.  Потому редактор жизненно необходим.

Наконец, будучи уверенным, что не придется позориться перед заказчиком, можно отсылать драфт на проверку. Количество их, как и все остальное, зависит от студии. Такие гиганты, как Дисней, будут беспощадно править текст и отправлять его обратно до последнего не понравившегося слова. Длиться этот круговорот исправлений может в разы дольше, чем сам перевод. К слову, говоря, что разбирается каждое слово, мы не преувеличивали.

Правообладатель: Слово x слишком грубое

Локализатор: Но оно необходимо для подчеркивания эмоциональности сцены

Правообладатель: Варианты замены?

Локализатор: Слова x, y, z

Правообладатель: Оставьте слово z

Теперь-то очевидно, для чего крупные студии запасаются целыми месяцами на доведение адаптации к идеальному состоянию.

Однако, наконец, финальная правка сделана и переводчик может с чувством выполненного долга ждать появления «своего» творения в залах кинотеатров… Ведь может?

Теоретически – да, только вот то, что красиво смотрелось на бумаге, не обязательно будет красиво звучать, а потому в ближайшие пару дней придется обсудить еще немало правок. Впрочем, с опытом, ошибки уходят, а мы наслаждаемся все новыми хорошо переведенными фильмами.

Да уж, не легкая это работа – переводить иностранные фильмы. Но, все же, чертовски увлекательная.
Категория: Бизнес

Добавить комментарий




angry evil grin laugh sad smile wink cry 




Добавить статью Законы
+7 (499) 394-1-398 ОНЛАЙН ЗАПИСЬ НА ПРИЕМ
Бизнес
Жизнь
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ПО НАСЛЕДСТВЕННЫМ ДЕЛАМ +7 (499) 394-1-398 ЗВОНИТЕ, КОНСУЛЬТАЦИЯ ПО ТЕЛЕФОНУ БЕСПЛАТНАЯ Юрист Волков Сергей
Культура Здоровье
Потребитель магаз
Проекты
Споры с программистами
Юмор
Навязали дополнительные услуги
Архив
« Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Мы в Facebook